Две половинки одного целого

Я частая гостья в семье Погужельских. Всё просто: они мои соседи. И бабушку Машу помню с самого детства. Она добрая, но очень строгая. Ей 81 год. Но что меня поражает: кроссворды разгадывает, как орешки щелкает. Библиотека у нее собрана большая. Не бабушка, а живая энциклопедия.

«Очень любила читать моя мама, — вспоминает Мария Константиновна, — и эту любовь мне передала».
Вот однажды я обратила внимание на удивительную книгу, по правде, ее раньше не видела. Руку протянула — да быстро по ней и схлопотала. «Ишь, шустрая какая!» — проворчала бабушка. Но, видя неподдельный интерес в моих глазах, сменила гнев на милость. Бережно, нет, даже не бережно, а как-то удивительно нежно, она взяла книгу в руки.

«С ней ложусь, с ней и день встречаю. Это молитво-слов», — поясняет Мария Константиновна.

Я бы сказала: «книжка-малышка»: ширина — восемь сантиметров, толщина — два с половиной сантиметра, длина — двенадцать с половиной сантиметров. Страниц в этой мудрой книге триста четырнадцать. Держу ее на ладони и чувствую благодать, нисходящую на меня. Коричневый переплет местами потерся, но ведь год издания — 1906! Подумать страшно: еще не было на свете даже самой владелицы, бабушки Маши! Все странички окантованы позолотой. Во всем прослеживается самое бережное обращение с молитвенником. Он написан на польском языке. Издан в 1906 году в городе Познань.

«Я католичка, и все мои родственники по маминой линии католики, — отвечает на мой немой вопрос Мария Константиновна. — Молитвослов достался моей бабушке Анне Павловне Каминской, потом перешел к моей маме, Полине Феликсовне, а потом — ко мне».

Вот это наследство! Я представляла, как кто-то молился о своих детях, кого-то благословляли с этой книгой в последний путь…

Невероятно, но целая история длиной в 106 лет сохранена Марией Константиновной Погужельской, что заслуживает преклонения перед мудрой женщиной.

Моника БОТЭ,
14 лет,
ГУО «Тишовская СОШ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.