Зов родной земли. Воспоминаниями о малой родине делятся наши читатели

Вот незаметно подкралась старость и ко мне. Жизнь, в которой я была бодрой и здоровой, осталась в прошлом и в моих воспоминаниях.

Самые приятные из них связаны с летними каникулами, проведенными в деревне Бутримовка у бабушки Митродоры и дедушки Андрея. Было очень весело, когда мы приезжали в деревню втроем – это сестра Евгения, брат Николай и я. Главной заводилой во всех делах и играх была сестра Евгения. В играх участвовали все дети, живущие в деревне и приехавшие на каникулы. Однажды силами детей даже был организован концерт. Сестра Евгения написала красивое объявление с указанием даты и времени проведения мероприятия. Зрителей собралось человек 15, пришли даже бабушки из деревни Ракузовка. Такое количество зрителей нас очень вдохновило. Мы пели песни, читали стихи, а сестра Евгения показывала гимнастические упражнения – мостик, колесо, полушпагат и другие. Взрослые аплодировали, а мы были довольны и чувствовали себя настоящими артистами.

Кроме игр и развлечений у нас были и обязанности по хозяйству, заготовке сена, работали на огороде. Мы должны были приносить воду из колодца, когда не было пастуха – пасти в свою очередь деревенское стадо коров. Бабушка никогда не перегружала нас работой, все это было в разумных пределах.

С радостью ходили с бабушкой в лес. По дороге она пела свою любимую песню о том, как молодая дева вышла замуж на чужую сторону, как ей было плохо на чужбине и как хорошо было в родном доме. Мы подпевали и орали так, что вся деревня слышала, что Митродора возвращается с внуками из леса.

При всех наших хороших делах, мы в определенной мере были шкодниками, но бабушка никогда не ругала. Однажды что-то натворили. Понимая, что это плохо, мы сидели и думали о грозящем наказании. В это время увидели, что к нам идет почтальон, и поняли, что он несет пенсии. Настроение совсем упало, понимали, что денег от дедушки и бабушки не видать как своих ушей. Но как только почтальон ушел, бабушка тут же позвала нас.

Она получала пенсию 20 рублей и давала нам по одному рублю каждому со словами: «На конфеты и печенье». У дедушки была большая пенсия – 55 рублей, и он выделял по 5 рублей. Это были большие деньги, и мы тратили их на покупку новых сандалий или на школьные принадлежности к учебному году.

После окончания 1-го класса я как всегда была на каникулах у бабушки. Однажды она достала из сундука отрез белого ситца в красные клубнички, и мы пошли на другой конец деревни к жене Романа Софии. Там с меня были сняты мерки, и бабушке сказали, когда платье будет готово. В назначенный день мы опять пошли к портнихе. И вот радостно подпрыгиваю на ходу, любуясь новым платьем.

На следующий день бабушка собралась идти в деревню Голынец к своей сестре Гликерии. Чтобы поскорее надеть новое платье, я попросила взять меня с собой. В деревне Голынец мы были целый день. Бабушка Гликерия потеряла зрение, и поэтому бабушка Митродора приходила к ней для оказания помощи.

По дороге бабушка вела разговор о вере в Бога. Она рассказывала о Христовых заповедях, объясняла их смысл и указывала, что нарушение заповедей – большой грех. Говорила, что я уже большая и мне нужно ходить в церковь на исповедь и причастие. Много рассказывала о Божией Матери, о празднике Благовещения и о Рождении Иисуса Христа. Впервые я услышала о глубоком смирении Божией Матери. Когда Она прочитала в Писании о том, что Чистая Дева родит Сына Божия, то сказала, как бы Она хотела быть у этой Госпожи последней служанкой.

Теперь я понимаю, что бабушка беспокоилась о нас и старалась учить нас вере в Бога. В воскресные дни она просила кого-нибудь из нас прочесть главу Евангелия и обязательно все объясняла. Учила нас молиться утром, вечером, до и после еды, до и после учебы и всякого дела, ещё бабушка учила нас молиться о родителях. Идя в церковь, бабушка надевала праздничный наряд – черную юбку и розовую или желтую блузку из тонкой фланели. Все, что касалось Бога, для нее был праздник. Она с радостью соблюдала все посты. Часто делала себе такое блюдо – вода, зеленый лук, перетертый толкушкой, соль и черный хлеб. Мы смеялись, когда она ела свою тюрю и спрашивали: «Ну что, вкусно?» Она отвечала: «Ай смачно, ай смачно!».

Есть одно блюдо, которое я ела только у бабушки и больше нигде. Когда на огороде вырастали бобы, она рвала зеленые стручки, клала их в большой чугунок, заливала водой, солила и ставила в печку. Вечером чугунок доставался из печи, мы лущили стручки и ели вкуснейшие мягкие бобы.

Бабушка старалась помочь нам и деньгами. Каждый год выкармливала телочку, и, когда она становилась молодой коровкой, ее сдавали в колхозное стадо. Чтобы вырастить телочку, нужно было заготавливать сено на болоте. Утром она шла туда, целый день жала траву серпом и вечером несла на плечах ношку. Здесь возле дома мы уже вместе с дедушкой сушили эту траву. Все ноги у нее были покусаны пиявками. Иногда пиявки присасывались так крепко, что она с ними приходила домой и здесь уже посыпала их солью, чтобы отвалились. Иногда она брала в помощь внучку Евгению. Меня бабушка никогда не брала на болото. На вырученные от сдачи коровы деньги покупали нашим сестрам зимние пальто с меховыми воротниками, новые платья. Бабушка говорила, что они уже барышни и им нужны наряды.

Еще хочу рассказать о том, как познакомились наши дедушка и бабушка. Как я уже упоминала, в деревне Голынец жила сестра бабушки Гликерия с мужем Иваном Казначеевым. Однажды житель деревни Голынец Андрей Ильенков увидел девицу Митродору, пришедшую в гости к сестре. Девица понравилась Андрею, и он попросил Ивана познакомить их. За это Иван потребовал у Андрея отдать ему свои сапоги. А сапоги, нужно сказать, у дедушки Андрея всегда были отличные, из натуральной кожи. Так и пришлось Андрею отдать свои сапоги за знакомство с Митродорой.

Воспоминаний о доброте и любви бабушки к нам очень много, всего не напишешь. А вот мое отношение к бабушке претерпело изменение от любви в детстве до равнодушия в молодости. Сейчас я очень сожалею, что вместо того, чтобы поехать в деревню к бабушке и помочь ей, ездила в пионерские лагеря. Остальное время каникул тратила на игры с подругами, походы в кино и пустое гуляние по улицам города. Даже тогда, когда отец привез бабушку к нам, так как она уже одна не могла жить и за ней нужен был уход, у меня находились какие-то дела и я мало уделяла бабушке времени. Вместо того, чтобы вечером посидеть с ней, поговорить, я бегала на танцы. Но бабушка и здесь проявляла свою любовь и доброту. Никогда не обижалась и не упрекала меня.

С самого детства помню, как бабушка утром после сна и вечером перед сном молилась, стоя на коленях перед иконами. О чем она молилась, известно только ей и Богу. Но я думаю, что она молилась о нас о всех, о ее детях и внуках. Уверена, что ее молитвы уберегали от многих бед и помогали в наших добрых делах. Верю, что ее молитвы помогают и сейчас.

Л.А. ГАВРИКОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.