Эпизод из жизни партизан 277-го полка, базировавшегося на территории Кличевского района в Усакинских лесах

Интерес к изучению партизанского движения на Кличевщине у меня появился, когда я учился на историческом факультете Могилевского педагогического института. Война была для меня не страницами учебника истории, а рассказами моего отца и его боевых товарищей – партизан 277-го полка, базировавшегося на территории Кличевского района Могилевской области в знаменитых Усакинских лесах.

Моего отца, Матвея Григорьевича Сахрая, после побега зимой 1943 года из Могилевского концлагера, находившегося на территории завода имени Димитрова (з-д «Строммашина»), приютила, обогрела, вылечила, кормила и одевала семья Силиных из белорусской деревни Закупленне, Кличевского района. Когда отец поправился, он ушел к партизанам в 277-ой партизанский отряд под командованием Игната Зиновьевича Изоха. Сегодня в живых уже никого не осталось из семьи Силиных. Ушли из жизни и мои родители. Драматичную историю спасения моего отца дополню рассказом моей матери Раисы Сахрай о том, как она разыскала своего мужа. Они расстались в 1939-ом году, когда отца призвали в Красную армию. Он участвовал в освобождении западных областей Белоруссии и присоединении их к Советской Белоруссии. С первых дней войны с Германией они с мамой ничего не знали друг о друге. Отец находился в беспорядочно отступавшей Красной армии, откуда ничего не мог сообщить о себе. Когда он находился в партизанском отряде, до него дошли сведения о том, что дом на Большой Гражданской улице, где его семья жила до войны, разрушен немецкой бомбой во время обороны Могилева, и все его близкие погибли. К счастью, это было не так. Часть населения города эвакуировалась, другая часть не хотела оставлять город, бросать свой дом и имущество. Многие верили, что Красная армия скоро вернется, другие говорили, что немцы культурный народ и мирных жителей не тронут.

Мама знала, что немцы уничтожают евреев. Сейчас уже известно, что истребление евреев СССР было одной из «специальных задач» нацистов. Ведомство Гиммлера разработало особую программу истребления евреев СССР, в том числе и Белоруссии. На оккупированных территориях Советского Союза немецкая политика массовых убийств евреев превратилась в политику их полной ликвидации. В Могилеве истребление еврейского населения началось с первых дней установления «нового режима». Уже до конца 1941 года евреи Могилева и его окрестностей были полностью уничтожены. Мама предвидела, какая опасность им грозит. Трудно понять, как ей это удалось, но она сумела сесть в воинский эшелон с четырехлетним сыном Гришей, вместе с ними эвакуировались ее сестра с дочкой, приехавшие накануне войны погостить в Могилев из Москвы. С ними спаслись мать отца, его сёстры и их дети. Старший брат отца был на фронте и погиб в первых же боях. Вся наша семья оказалась в эвакуации на станции Вязовая Челябинской области. Мама не прекращала поиски отца. На свои запросы в военные инстанции она получала лаконичную отписку – «В списках не значится». Кто-то высказал предположение, что ее муж мог попасть в партизаны, и посоветовал ей написать в центральный штаб партизанского движения в Москву. Она не поверила своему счастья, когда из Москвы пришел ответ – «Сахрай Матвей Григорьевич находится в партизанском отряде, дислоцирующемся на территории Белорусской ССР». Сообщался номер его полевой почты.

Можно представить, какие чувства испытал мой отец, когда в один из дней конца 1943 года к ним в отряд прилетел самолет с Большой земли, и отцу вручили письмо от мамы.

С мамой они встретятся в родном Могилеве после его освобождения и больше уже не расстанутся.

После войны к нам часто приходили бывшие партизаны 277-го полка. Как-то в один из вечеров, во время встречи бывших народных мстителей у нас дома, один их организаторов партизанского движения на Кличевщине Яков Иванович Заяц, награжденный высшей наградой СССР – орденом Ленина, вспомнил такой эпизод.

…В командирской землянке партизанского отряда 277 склонились над картой И.З.Изох – командир отряда, комиссар А.Я.Счислёнок, начальник штаба С.Т.Токарев, Я.И.Заяц – секретарь Кличевского подпольного РК КП(б)Б и обсуждали план предстоящей операции. Вчера с Большой земли прилетел самолет с оружием, боеприпасами, одеждой, медикаментами и продовольствием.

Партизаны быстро его разгрузили, на Большую землю отправили раненых, женщин, детей и стариков из сожженных карателями деревень.

Оружие и боеприпасы необходимо было срочно переправить в партизанский лес. Планировался разгром немецко-полицейских участков и гарнизонов немцев в Кировском районе.

Изучая карту, партизанское командование разрабатывало маршрут движения обоза с оружием в Терабольский лес. Операция предстояла сложная и очень опасная. Необходимо было преодолеть более 30 километров по тылам противника и доставить в сохранности вооружение в место дислокации партизанских отрядов. Группу сопровождения в количестве 15 партизан возглавил командир отделения Владимир Егоров. Нужно было скрытно обойти несколько немецко-полицейских гарнизонов, переправиться через реку Ольса и, не ввязываясь в бой, доставить груз по назначению. Командир группы был опытным разведчиком, хорошо знал дороги, легко ориентировался в лесном массиве Кличевщины. Все понимали, что скрытно пройти по такому сложному маршруту вряд ли удастся. Поэтому в группу сопровождения обоза включили самых опытных бойцов, большую часть из них составляли местные жители.

На рассвете тронулись в путь. Двигались по лесным дорогам и проселкам, обходя открытые места и деревни. Задача состояла еще и в том, чтобы сохранить в тайне продвижение обоза, не привлекая внимания немцев и полицейских.
Стоял декабрь 1943 года. Мороз сковал землю, сильный ветер бил в лицо. По скользкой дороге вышли на пригорок. Предстояло перейти ложбину и на косогоре, где росли редкие сосны, осмотреться перед дальнейшим движением вперед. Владимир Егоров понимал, что основную часть пути следует преодолеть ночью, когда мрак прикрывает их. В дневное время, несмотря на ненастную погоду, их могут заметить. Поэтому в ночное время он постоянно призывал ездовых и партизан двигаться быстрее. Высылая разведчиков по маршруту движения обоза, группа двигалась вперед, с каждым километром сокращая расстояние до места назначения. В начале пути все складывалось хорошо. Обоз беспрепятственно направлялся к цели. Вот и река Ольса показалась впереди. На рассвете партизанские разведчики определили место, где предстояло перейти реку, и обоз двинулся дальше. Светало. А тут еще и распогодилось. Как только партизаны форсировали реку, они стали видны как на ладони. Впереди был лес. Но до него еще нужно добраться.

Погоняя лошадей, группа устремилась в сторону спасительных зарослей. Свернули в кустарник, а затем в ельник. Но фашисты все же заметили их. Появились на грузовиках каратели. Егоров принимает решение ездовых с ценным грузом отправить вперед, остальным бойцам занять оборону, прикрывая движение обоза. Начался бой. Партизаны встретили врага плотным пулеметным и автоматным огнем. Немцы сначала залегли, а потом по команде офицеров попытались окружить партизан. И вновь партизанский пулемет и автоматные очереди прижали их к земле. Так повторялось несколько раз. Стоило фашистам подняться в атаку, как партизаны интенсивным огнем укладывали их на землю, заставляя зарываться в снег. Сообразив, что им не одолеть народных мстителей, каратели вызвали самолет. Фашистский бомбардировщик появился над полем боя неожиданно. Он вынырнул из-за зимних туч и на бреющим полете стал заходить в атаку для бомбометания. Но внизу была такая завеса огня с двух сторон, что летчик, не разобравшись, где свои, а где чужие, стал заходить на цель.

Егоров оглянулся. Обоз подходил к спасительному лесу. И тогда, чисто интуитивно, командир выхватил из кармана ракетницу с единственной имевшейся у него зеленой ракетой и выпустил ее в сторону немцев.

Позже, вспоминая этот бой, Владимир сам не мог объяснить, почему он это сделал.

Видимо, понял, что нужно сбить с толку фашистского летчика, направить его в сторону немецких позиций. И случилось чудо. Самолет зашел на цель по позициям карателей. Бомбы сыпались одна за другой. Затем самолет развернулся и пошел на второй круг атаки, снова заходя на цель. Послышались крики и стоны раненых фашистов. Огонь их пулеметов и винтовок прекратился. Немцы, как и партизаны, вначале не поняли, что произошло. Быстро сориентировавшись в обстановке, Егоров приказал своим бойцам отходить вслед за обозом. Подобрав раненых и двух убитых, партизаны бросились к лесу. Вскоре они скрылись среди вековых елей и сосен. Миновав березовую рощу, обоз добрался до Терабольского леса. Задание партизанского командования было выполнено. Погибших бойцов похоронили в березовой роще, а спустя годы их останки были перезахоронены в братскую могилу на месте мемориала погибшим партизанам в Усакинском лесу. За образцовое выполнение задания и проявленные при этом мужество, героизм и находчивость командир группы Владимир Иванович Егоров был награжден орденом Отечественной войны, а бойцы партизанского полка 277, участвовавшие в этой операции, медалями «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны».

За годы Великой Отечественной войны партизаны Кличевщины провели более 100 боевых операций. Уничтожили 44 немецко-полицейских гарнизона, взорвали 57 мостов, пустили под откос 75 эшелонов противника, погребли 17 тысяч гитлеровских солдат и офицеров.

Тихо шумят березы, склонив свои ветви над теми, кто не вернулся с войны, самой кровавой и жестокой в истории человечества, над теми, кто отдал свою жизнь за свое Отечество. Вечная им слава!

Геннадий САХРАЙ,
ветеран труда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.