Письмо к К.Симонову

Двадцать первый век – стремительный и неистовый, мобильный и яркий. Живое общение все чаще разменивается на общение в виртуальном мире. Прячутся истинные чувства, не видно глаз, не слышно биение сердца. На просторах Интернета теряются и обезличиваются люди, закрываясь друг от друга, боясь быть искренними. Кто ты, рядом живущий? Что ты чувствуешь? О чем грустишь? Иногда так хочется поделиться с кем-нибудь своими мыслями, переживаниями, радостями. Как жаль, что в нынешнем веке стали ненужными письма как средство общения между людьми. А мне хотелось бы поговорить с замечательным человеком, который был безгранично предан моей родине, влюблен в землю, на которой я родился. Константин Михайлович Симонов…

e0f5862a2d6bc446a2aa07502e172f7a

Писатель Константин Михайлович Симонов. Фото: Александр Лесс / Фотохроника ТАСС

Знаю, что мое письмо из 21 века к Вам не дойдет, но все равно буду с Вами говорить. А стою я на Буйничском поле под Могилевом. Именно здесь Вы, 25-летний военный корреспондент, по заданию редакции, вместе с фотографом П. Трошкиным выехали на линию фронта к Могилёву. Какие страшные бои здесь шли! Именно об этом в нашей семье рассказывала прабабушка – очевидец тех событий. А для Вас это была первая военная командировка. И вот под вечер 11 июля Вы прибыли в город. Представляю, как ошеломила Вас новость, что на подступах к городу на Буйничском поле во время ожесточенного 14-часового боя 12 июля 1941 года защитники города подбили и сожгли 39 фашистских танков и отстояли рубеж обороны! Какая тема для журналиста! Ведь Вы знали, что с самого начала войны Ваши коллеги по перу не раз писали о множестве уничтоженной вражеской техники, но фотографии еще ни разу не публиковались. И назавтра ради сенсационного репортажа Вы, проявив мужество, отправились на место событий.Для прикрытия на время съемки Вам дали взвод автоматчиков: из ближнего леска в любой момент фашисты могли открыть огонь, но Вам улыбнулась фронтовая удача, и заветные снимки были сделаны без помех. Впервые с начала войны были получены фотографии поверженной немецкой техники! Теперь нужно было как можно скорее доставить в Москву ценнейшую на тот момент информацию. На стареньком пикапе чудом удалось вырваться из кольца окружения Могилева, и уже 20 июля «Известия» вышли с сенсационным репортажем: панорама десятков подбитых вражеских танков наглядно демонстрировала, что неуязвимость гитлеровских войск – миф. У стендов с «Известиями» в те дни собирались огромные толпы читателей, люди ликовали, это было лучше любой агитации… А Вы уезжали из-под Могилева с тяжелым сердцем…

… Герои, сумевшие остановить наступление гитлеровских войск среди царившей паники и неразберихи, на 23 дня приковав к себе целый армейский корпус гитлеровской армии, навсегда стали для Вас не просто однополчанами. Из уроков литературы я знаю, что события этих дней легли в основу сюжета Вашего главного произведения – романа-трилогии «Живые и мертвые». Полковник Кутепов стал прототипом героя романа – генерала Серпилина.

Я смотрел документальные фильмы о Вас и Вашем творчестве и знаю: всю жизнь Вы помнили те дни, проведенные под Могилевом. Во многих своих статьях и книгах Вы вспоминали Могилев наряду с Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем, Сталинградом: «Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, – поле под Могилевом».

Вас не стало 28 августа 1979 года. Там, где погибли Семен Федорович Кутепов и его товарищи, Вы завещали похоронить и себя.

Была потрясающе красивая золотая осень… Ваши родные приехали сюда исполнить Вашу последнюю волю. Про Буйничское поле родные слышали от Вас много раз, но сами там никогда не были – как же найти то самое, легендарное? Это сейчас здесь мемориальный комплекс, одно из красивейших мест нашего города. А тогда здесь действительно было поле.

В тишине стояли родные писателя, бывший могилевский облвоенком полковник Н.А. Тихонов, ветераны 388-го полка, писатели Могилевщины, студенты и школьники. Родные достали из машины урну и, пройдя вглубь поля, развеяли прах… Над горизонтом пылал закат невероятно алого цвета…

Что было потом?.. Потом был скромный поминальный ужин в узком кругу в номере гостиницы «Могилев». Официальные власти страны ответили зловещим молчанием. И только через год «Литературная газета» упомянула об этом событии как о чем-то само собой разумеющемся и давно известном…

И только в 1980 году, 25 ноября, на Буйничском поле был установлен большой 15-тонный памятный камень с мраморной доской на тыльной стороне: «…Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Этот камень Ваши родные выбрали на территории республиканского Музея валунов, а писатель А. Адамович позаботился о его доставке в Могилев, договорившись с руководством Белорусского военного округа. На митинг в честь открытия теперь уже съехались белорусские и московские писатели и поэты.

А 9 мая 1995 года на шестом километре шоссе Могилев-Бобруйск состоялось открытие Мемориального комплекса «Буйничское поле» с целью увековечивания подвига всех защитников Могилева от немецко-фашистских захватчиков, и в особенности, воинов 388-го стрелкового полка 172-ой стрелковой дивизии и ополченцев г. Могилева. Мемориал занимает площадь 22 га, в центре его стоит 27-метровая каплица – символ величия воинского духа, вокруг нее – военная техника времен Второй мировой, недалеко – небольшое Озеро Слёз – символ слёз всех матерей, потерявших сыновей в годы войны.

От каплицы расходятся четыре аллеи, одна из которых носит Ваше имя и заканчивается памятным камнем с факсимиле «Константин Симонов». Вот здесь я стою и мысленно разговариваю с Вами. Вы не захотели расстаться с этими местами, теперь Вы здесь навечно…

Благодарю Вас за мужество и героизм, проявленные в годы войны. За то, что Вы прославили мою родную землю, Могилевщину. За то, что мы живем под мирным небом! Мы помним и гордимся Вами!

Владислав Гагаиев,
ученик 11 класса
ГУО “Кадинская СШ”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.