Горячий день

война(Продолжение. Начало в № 45).
К.Симонов, 1941 г. Действующая армия.
Вот первый тяжелый танк уже проскочил мост. Еще несколько секунд и… Но именно этих несколько секунд не дали немцам саперы. Пропустив первый танк, они взорвали мост перед носом у остальных. Стоявшая у дороги батарея лейтенанта Возгрина открыла по остановившимся танкам огонь прямой наводкой. В короткий срок она разбила три из них и, подпустив прорвавшийся тяжелый танк на близкую дистанцию, повредила ему гусеницы снарядом. Танк остановился, продолжая стрелять. Тогда сержант Тарасевич вплотную подобрался к нему и бросил бутылку с бензином на раскаленную выхлопную трубу. Танк загорелся, экипаж его выскочил на дорогу. Тарасевич уложил одного фашиста из нагана, а затем гранатой уничтожил остальных.
Готовившаяся выступить из леса немецкая пехота, увидев пылающие машины, залегла на опушке.
Немецкие резервы не могли пройти. Теперь оставалось справиться с теми танками и пехотой, которые прорвались вперед.
Дело было за нашей пехотой, бесстрашно выскакивали из окопов бойцы и швыряли бутылки на прорвавшиеся танки. Одна из бутылок, неудачно брошенная, соскользнула. Немецкий офицер, открыв верхний люк, презрительно посмотрел ей вслед и подкрутил усы. Этот жест отлично видел лейтенант Хорошев, сидевший со снайперской винтовкой на своем командном пункте. Выстрел. Не успев захлопнуть люк, немец всем телом перевалился наружу. Башенный стрелок поднялся, чтобы втащить его, но тоже был убит пулей снайпера Сербиенко.
Танков становилось все меньше и меньше. Остатки их были уже в нашем расположении. С бронированных площадок и танков соскакивала пехота, забрасывая наши окопы гранатами.
Командир батальона капитан Гаврюшин, решив, что пора действовать, приказал открыть огонь своим противотанковым пушкам и пулеметам, расположенным в глубине обороны. Одновременно бросилась в контратаку наша пехота. Не выдержав огня и страшась привить штыковой удар, немецкая пехота стала беспорядочно отходить. Загорелись еще три танка.
Немцы удирали по высокой ржи, бросая оружие и срывая знаки различия. На опушке леса их встречал и провожал огонь наших гаубинцев. Лишь один танк оставался еще в нашем расположении. С подбитой гусеницей он стоял в сорока метрах от командного пункта и стрелял по блиндажу, в котором сидели лейтенант Хорошев и капитан Гаврюшин. Но снаряды пробивали только полтора метра наката. Подвезенная на близкое расстояние противотанковая пушка с трех снарядов разбила и этот танк.
Четырнадцатичасовой бой начал стихать. Но наши гаубицы еще били по лесу, где должны были проходить отступающие немецкие машины.
С наблюдательного пункта полка было хорошо видно все поле боя. Примяв рожь, группами лежали мертвые немецкие солдаты, повсюду маячили основы танков.
Полковник Кутепов, батальонный комиссар Забкин и начальник штаба капитан Плотников подводили итоги дня: 39 разбитых вражеских танков, до двух рот уничтоженной пехоты, два грузовика, штабная машина. День был горячий, но и результаты боя оказались отличными.

Материал предоставила Т.В.ЧЕМРУК,
сотрудник учреждения «Госархив общественных
объединений Могилевской области».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.