Эссе школьника из Могилевского района удостоено Диплома I степени открытого Всероссийского конкурса

Эссе 16-летнего школьника из агрогородка Вейно Могилевского района было удостоено Диплома I степени открытого Всероссийского конкурса «Хотим под мирным небом жить!», посвященного Победе в Великой Отечественной войне, в номинации «Литературное творчество». За подготовку победителя соответствующим дипломом награждена и Виктория Николаевна Ларкина – учитель русского языка и литературы ГУО «Вейнянская СШ».

…Подвиг 19-летнего старшего сержанта Николая Сиротинина хорошо описан и в газетных публикациях, и в кинофильме «Один в поле воин». Он, почти мальчишка, два с половиной часа сдерживал продвижение танковой дивизии к Смоленску…

Нет ни одной фотографии Николая. Перед отправлением в армию он сфотографировался для паспорта, но, увы, его фотокарточка потерялась с началом войны. По воспоминаниям очевидцев, он был худенький, среднего роста, светло-русый, с озорными глазами, тихий и вежливый парень. Донас дошел только рисунок его боевого товарища. Глядя на это изображение, Николаю Сиротинину никогда не дашь 19 лет – так старила людей война. Но его сестра сказала, что в рисунке сослуживца все-таки есть какое-то сходство с Николаем.

Без всякого сомнения, Николай Сиротинин – это пример героического русского характера, которому было суждено раскрыться в первые месяцы Великой Отечественной войны в бою на окраине белорусской деревни Сокольничи, под Кричевом. По одной из версий, Николай был оставлен для прикрытия отхода артиллерийской батареи 55-го стрелкового полка. Очевидно, он был смертельно ранен в бою и сражался до последнего вздоха.

Мы никогда не узнаем, о чем думал этот упрямый старший сержант, бывший простой токарь, накануне боя и во время долгой отчаянной борьбы с фашистской нечистью, что выползла на Варшавское шоссе и находилась под прицелом его орудия. А может быть, он старался и не думать много? Может быть, так ему было легче?

По словам участников боев, самое неприятное на войне – ожидание. Нужно было сидеть и молчать, пока танки и бронемашины врага шли по дороге к мосту. Когда после двух удачных выстрелов Сиротинина в начало и в конец фашистской колонны возник затор, Николай мог оставить свою позицию. Но не оставил. Когда после войны об этом спросили его сестру, та сказала, что он не мог поступить по-другому.

…Немцы в панике падали на землю, не понимая, откуда идет стрельба. Их орудия били наугад. Накануне фашистская разведка не обнаружила в окрестностях ни одного орудия, и дивизия триумфальным блицкригом продвигалась без особенных предосторожностей. И вот – паника. Гитлеровцы попытались стащить подбитый на мосту танк с помощью двух других, но и они были поражены из пушки Сиротининым. Бронемашина направилась вброд, но увязла в болотистом берегу, где также была уничтожена.

– Нате же вам, сволочи!..

Сиротинин стрелял в противника, пока не закончились боеприпасы. Два с половиной часа перекрестье его пушки ловило и удерживало немецкие танки и бронемашины. И сам черт ему был не брат! За спиной этого старшего сержанта были его товарищи, а в Орле – родители и младшие сестры. И туда рвались фашистские танки, которые давили всё на своем пути…

Гитлеровцы были поражены, когда наконец поняли, кто был источником прицельного шквального огня, обрушившегося на их колонну. Солдат-одиночка вместо расчета из троих человек брал тяжелый снаряд, заряжал его в пушку, вставал на место наводчика и стрелял. За это время его уже несколько раз могли убить!

Враги, пораженные мужеством русского солдата, похоронили Николая Сиротинина с воинскими почестями на берегу речушки Добрость. По словам очевидцев, немецкий генерал сказал, что если бы немецкие солдаты сражались так, как Сиротинин, то они давно были бы в Москве. Но они не могли сражаться так, как Сиротинин. Они не могли быть таким, как он. В тот день враги недосчитались 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров. Спустя 75 лет их называют «невинными» солдатами вермахта, но в то утро 17 июля 1941 года, когда шла настоящая война, они стремились к быстрейшему взятию Кричева и вовсе не выглядели «невинными», окружая отступающие части советских войск. И вот на их пути встал Николай Сиротинин и, как его учили, исполнял свое дело.

Эхо его подвига – это камертон, необходимый для выстраивания отношений не только между русскими, белорусами и украинцами, но и представителями других национальностей, входивших в состав СССР. Эхо подвига Сиротинина рождает в нас убеждение в невозможности победить наш народ, поколебать его силу. Он всё может сделать. Вдумываясь в то, что произошло утром 17 июля 1941 года на окраине деревни Сокольничи под Кричевом, понимаешь, что должна была быть особая побудительная причина у Николая Сиротинина стоять насмерть с пушкой в высоких хлебах. «И эта причина есть чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого, – любовь к родине». Эти слова Л.В. Толстого, сказанные о защитниках Севастополя, справедливы и для героев Великой Отечественной войны…

Молодой солдат стоит на гранитном постаменте. На черной доске – длинный, длинный список захороненных в этой братской могиле в городе Кричеве. 9 мая над ней шелестит свежая листва и играет музыка на улице, носящей имя Николая Сиротинина.

Егор САЗОНОВ, учащийся 10 класса ГУО «Вейнянская СШ».

Добавить комментарий


Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial